Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница

- И что нам теперь с ней делать? - в полголоса спросил тот, что ехал в телеге. Второй слегка пожал плечами. А я замерла, ожидая продолжения.

- Без понятия. Убивать не хочется, оставлять тоже.

- Может память почистить?

- Жалко, помнишь, что в прошлый раз было?

Парень в деревенской одежде кивнул и тоже сорвал травинку, поглядывая на меня.

Хоть бы постеснялись! Решать мою судьбу прямо в моем присутствии... Братья вдруг обернулись - мой допросчик озабоченно смотрел сквозь меня, а у его брата вдруг на лице расцвела улыбка - искренняя такая, располагающая.

- Вот что девушка, - начал он, разводя руками, - признаюсь, произошло небольшое недоразумение. Вы смотритесь подозрительно, и мы Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница приняли вас... э-э-э... за другого человека. Теперь, как видите, не знаем, что с вами делать. Давайте поговорим?.. А то, признаться, я так и не понял, кто вы такая.

От неожиданно дружелюбного тона я вдруг расклеилась. Нетрудно злиться и накручивать себя, когда перед тобой враги, но когда вот так... даже сердиться перехотелось. Зато сразу почувствовала, что веревки больно натерли руки, что затекли ноги, а сама я валяюсь в крайне неудобном положении. "Перестань, дура!" - оборвала сама себя. - "Может, они специально в доверие втираются. Или эмпатией воздействуют".

- А вы не могли бы мне руки развязать?.. - осторожно поинтересовалась я. - Буду Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница держать их на виду, а со связанными ногами далеко не убежишь.

Парень поколебался немного, но все же ослабил путы, позволив мне сесть по-человечески и растереть руки, восстанавливая кровообращение. Уже лучше - я мысленно себя поздравила. В крайнем случае я и с одними руками на дерево в считанные секунды заберусь - пусть только отвлекутся. Главное, чтобы арбалетом не сняли. Хотя на вояк ребята не похожи. А там и ноги можно будет освободить. А снова подняла глаза - "сельский житель" по-прежнему не отрывал от меня глаз.

- Ответьте мне, пожалуйста, на один вопрос - вы имеете отношение к церковникам?

Я медленно покачала головой.

- А к охотникам?

Почему Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница-то мне показалось, что молодой человек вложил какой-то собственный смысл в слово "охотники". Я снова ответила отрицательно. Мой собеседник мельком взглянул на брата - тот едва заметно кивнул.

- Вы эмпатка, у вас есть Дар, не так ли? - посомневавшись, я все же кивнула, глупо было бы теперь отпираться. - Стоите на учете?

- Конечно!



- Врет! - подал голос сбоку человек, что допрашивал меня ранее. Черт! Совсем забыла - они же эмпаты, или как минимум один из них. Нервно сглотнула и сделала вид, что снова растираю запястья, пытаясь скрыть дрожь. Воцарилась неловкая пауза.

- Значит, скрывается, - продолжил тот же голос, я внутренне замерла, - таки Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница да. Ну что же, - второй брат тоже, наконец, взглянул на меня и я с удивлением увидела на его лице улыбку. - Развяжи ее. Приятно познакомиться, коллега. Мы вас оставляем. И... если что - мы вас не видели, вы нас тоже.

За пару минут веревки оказались распутаны, я с удовольствием потянулась, продолжая краем глаза наблюдать за молодыми людьми, не веря, что все закончилось, и они просто так уйдут. Смотрела, как мужчины оборачиваются ко мне спинами, и вдруг сильным толчком прорвалось интуитивное ощущение, что это неправильно.

- Подождите! Мне надо с вами!

Братья обернулись. Строгий нахмурился.

- Чего еще?

- Мне нужна помощь! - ни секунды не колеблясь, выпалила Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница я. Все-таки кто я такая, чтобы не доверять интуиции? - Я пришла из-за стены, а обратно вернуться не могу. И здесь ничего не знаю. У меня даже одежды местной нет!

Мои собеседники замерли. На лицах появилось непередаваемое выражение из смеси недоверия, радости, некоего священного ужаса...

- Ну?.. - не выдержала я. - Вы же чувствуете, когда я вру? Вы можете помочь?

- Меня зовут Стас, - протянул руку улыбчивый парень в крестьянской рубахе и энергично потряс мою, - а это Дайк.

- Конечно, поможем, - спокойно ответил второй и через секунду добавил, - вот так сюрприз.

Пока я сходила за друзьями, пока Стас вытащил из Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница укрытия телегу, пока мы нашли достаточно уединенную поляну, наступил вечер. Наши новые знакомые развели костер, достали продукты. В неловком молчании принялись готовить ужин. Никто не собирался начинать разговор первым, в глубине души сомневаясь, а стоило ли доверять незнакомцам. Люська некоторое время наблюдала за братьями и, наконец, не выдержала.

- Ну кто же так кашу готовит? Только продукты перепортите! - нарушила она затянувшуюся тишину и четыре пары глаз моментально с удивлением на нее уставились. Девушка покраснела. - А что?.. Я ж правду говорю...

С этими словами подруга с опаской приблизилась к Стасу, быстрым движением отобрала половник и тут же отошла. Затем, почувствовав себя Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница увереннее, направилась к котелку, бросив удивленной публике:

- Ну?! Что все застыли? Ребята, тащите, что у вас там есть и шуруйте в лес за хворостом - нам этих веток надолго не хватит. Корни, где твоя бутыль? Кажется, пора расслабиться немного. Верс, солнышко, найди наши одеяла и постели вокруг костра.

Мы словно ждали, пока нам раздадут указания. Теперь, когда каждый оказался занят делом, гнетущие мысли ушли сами собой. А там и ужин подоспел, да настойки понемногу приняли (хорошо, что Кир бутыль побольше не пожалел), а дальше и разговор сам собой завязался. Мы честно сказали, что пришли через лабиринт, но этот выход уже завалило. Я Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница сообщила, что в стене есть дыры, и что мы с ребятами можем их обнаружить - эта новость значительно оживила наших новых спутников. Затем братья поделились своей информацией.

Оказывается, в Отане достаточно много незарегистрированных людей с Даром. Живут преимущественно по глухим деревенькам да хуторам, где нет храмов и никогда не будет, а значит и вероятность быть обнаруженным невелика. Есть и свои храмовники - потомки живших еще до появления стены. Они и проводят инициации. Конечно, так просто подобного человека не найдешь - о них знают, в основном, те, кто сам проходил инициацию - потом эти люди и детей своих приводят. Получается эдакое ограниченное сообщество Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница, где большинство друг друга знают и прикрывают. Церковники и представители власти опасности не представляют - они здесь редкие гости, зато есть вольнонаемные охотники, ищущие незарегистрированных. Вот они то и являются основной проблемой и именно за охотницу братья меня сегодня приняли. Естественно, приходится все время прятаться и быть начеку, а еще постоянно переезжать. Лет двадцать-тридцать на одном месте прожить несложно - сначала можно назваться моложе, чем выглядишь, затем подгримироваться, чтобы выглядеть постарше. А потом начинают возникать вопросы, почему человек так медленно стареет. Чаще всего при переезде "меняются" домами. В одном месте инсценируют свою смерть, а потом в твой дом въезжает Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница дальний родственник, а ты сам по тому же сценарию получаешь в наследство его дом. Позже, лет через пятьдесят или больше можно снова вернуться на старое место. Можно даже представиться внуком или правнуком жившего здесь когда-то человека.

Хуже всего с социальной жизнью. В деревне молодого парня сразу же пытаются женить. В этом месте братья тоскливо переглянулись, припоминая что-то личное... Оказывается, Стас даже женился пару раз, правда детей не было. По мелким обмолвкам я пыталась определить возраст мужчин - получалось никак не меньше двухсот лет. Хм... а выглядят совсем молодо - один Дар такого долголетия не даст. Но если наши новые знакомые и Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница скрывают что-то, я не сочла себя в праве выспрашивать - в конце концов, я тоже не все рассказываю.

Мне показалось странным, что такое количество людей с Даром за столько лет не смогли найти выход из Отана. Вон даже я сюда уже сюда второй раз попадаю. А типы вроде Дронека и вовсе все ходы и выходы знают. Но причина быстро прояснилась. Наследственные ветки Даров оказались достаточно ограниченными - магов среди них не осталось, стену "просмотреть" некому. Тени или воины, если и были, тоже самоизжились - то ли как-то ранее смогли покинуть Отан, то ли всех переловили - их же вечно на Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница авантюры тянет, поближе к большим городам. Остались лишь мирные и творческие профессии - целители, художники, менестрели, сумевшие приспособиться к жизни здесь. Зато почти все эмпаты - другим сложнее уходить от слежки. Правда, большинство охотников тоже. Кстати, оказывается, мой Дар может укрыть меня и от эмпатии. Способность приглушать свои эмоции - такой же навык, как, к примеру, умение тихо ходить. Просто раньше я совершенно не задумывалась, что меня можно обнаружить таким способом. А Стас и Дайк оказались актерами. Теперь все ясно - я тихо хмыкнула, вспомнив допрос. Да уж Сорби или Кир допрашивают совсем по-другому.

Сытный ужин, алкоголь, усталость от сегодняшних тревог, наконец, сказались Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница на общем состоянии. Меня разморило. Я расслабленно привалилась к ближайшему дереву, почти не принимая участия в беседе. Братья с удовольствием набросились на Верса с Люськой, расспрашивая о магии. Им-то все в диковинку. Даже представить сложно, что существуют люди, никогда не видевшие ничего магического. Ну, пусть ребята рассказывают - главное, чтобы на практике не пытались что-нибудь демонстрировать.

Я держала в руках горячую чашку с чаем и сквозь поднимающийся парок украдкой рассматривала своих новых знакомых. Из поколения в поколение Дар передается только у сильных генетических линий - ребята явно должны быть потомками аристократов, застрявших здесь после возникновения стены. Я принялась Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница анализировать черты лиц, восстанавливая в памяти фото нынешней знати. И чем больше размышляла, тем больше лица братьев казались мне знакомыми, но кого именно они мне напоминали, усталый мозг сообразить не мог.

А дальше, окончательно абстрагировавшись от монотонного бормотания друзей, я незаметно провалилась в сон.

Глава 8

Сниться мне начало нечто весьма странное. Я вдруг обнаружила себя в спальне принца Эрика - да-да, той самой. На необъятной кровати, поверх роскошного, вышитого золотом покрывала развалился Джек. Синяки под глазами и осунувшееся лицо выдавало крайнюю степень усталости. Я вздохнула, и сердце болезненно защемило - как он там на самом деле... Тихо подошла к кровати и Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница ткнула Сорби. Ух-ты, какой правдоподобный сон...

- Глюк...

- Сама ты глюк, - пальцы мужчины на удивление сильно и реалистично поймали мое запястье. - А я уже три часа в трансе сижу, дожидаясь, пока ты спать ляжешь.

- Так ты настоящий! - я радостно бросилась на шею Джеку, а затем запоздало сообразила, что тон голоса у моего собеседника не слишком радостный, и меня, похоже, ожидает взбучка. Я попыталась отодвинуться, но попытка сбежать успехом не увенчалась - мужчина крепко держал меня за талию. Я выгнулась, попытавшись отстраниться хоть немного и взглянула ему в лицо. В стальных глазах мелькали молнии, рот оказался плотно сжат, и вообще от Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница герцога веяло еле сдерживаемой яростью. Я тут же ощутила себя более чем неудобно.

- Скажи мне, Корни, - медленно и подчеркнуто вежливо протянул Сорби. - Зачем ты поперлась в лабиринт, если что-то почувствовала? По-моему, мы с тобой договаривались об обратном.

Обманчиво спокойный тон голоса мог заморозить даже Южное море. Я снова поежилась, отворачивая голову, и, упершись в грудь Джека руками, максимально отклонилась.

- Неужели так трудно было остаться?.. Или предупредить, чтобы я с вами пошел? - снова вкрадчиво прошелестел мужчина, заставив меня поежиться. В сощуренных глазах металась плохо скрываемая злость. - Не говоря уже о том, что кроме себя, ты снова Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница подвергла опасности других. Твои друзья в курсе, что перед выходом ты знала о предстоящих проблемах? Их ты предупредила? Спросила, хотят ли они рисковать жизнью?

Я потупила глаза. Сорби таки нашел больное место... То, что я его не послушалась - меня лично до сих пор волновало постольку поскольку. А вот если что-то случится с Люськой или Версом... в жизни себе не прощу. Я обиженно поджала губы. Сказать было нечего...

- А Берта? Она ведь молчит, но тоже себе места не находит. Только умерла одна дочь, как вторая пропала. И Кир... винит себя. Корни, я ведь тоже серьезно отношусь к предчувствиям, я бы отпустил Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница тебя. Но почему ты не позволила пойти с вами? Неужели ты мне не доверяешь?

Джек сделал паузу, возможно, ожидая ответа...

- А я? Корни, ты хоть на минуту обо мне подумала? - мужчина отбросил мои руки и снова развернул к себе, заставляя смотреть в глаза. - Ты понимаешь, что я должен почувствовать? И особенно, если бы случилось что-то действительно серьезное. А я недосмотрел, не сберег...

Я на секунду представила, что бы я ощутила, если бы что-нибудь случилось с Джеком... и не выдержала - вместо ответа вдруг поддалась порыву и уткнулась ему в плечо, затем тяжело вздохнула и, прижавшись, крепко обняла.

- Прости Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница... Прости, пожалуйста. Меньше всего я хочу причинить боль тебе. Ты же знаешь... Я люблю тебя. И больше не буду... - невнятно пробормотала прямо в его рубашку, не поднимая головы. Сильные пальцы вначале крепко сжали мое плечо, прижав еще больше к себе, а затем расслабились и медленно погладили меня по голове. Я услышала недоверчивое хмыкание. - Ну, по крайней мере, я очень постараюсь.

Джек еще раз хмыкнул.

- Не могу я долго на тебя сердиться, - мужчина слегка отстранил меня, заставив посмотреть в глаза, и уже достаточно спокойно добавил. - Продержитесь день-полтора. Я за тобой приду.

- Мы в Отане, - сообщила я, отведя взгляд.

- Да Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница знаю я, - устало отмахнулся Сорби. - Если бы вы догадались сразу оставить включенным передатчик, мы бы вас уже на следующий день нашли. А так... опоздали.

Джек перекатился на спину, увлекая меня за собой. Я с удовольствием пристроилась рядом с ним.

- Зато мы лабораторию нашли. Кстати, вы ее видели? Что там?

- Видели. Похоже, там размещался центр всей исследовательской сети. Много интересных документов осталось, Кировы помощники разгребают. Потом сама у него спросишь.

Я неловко прокашлялась.

- Надеюсь, ты Кира не сильно покалечил за то, что он отпустил меня?..

- Не сильно, - послышался ответ без намека на шутку. - Как обычно... Дали друг другу Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница пару раз по морде и успокоились. Хорошо, что он тебе хоть рюкзак собрать догадался.

Я приподнялась на локте, заглядывая в лицо мужчине и ожидая продолжения - интересно же, что они там без меня творили, однако Джек моментально сменил тему.

- У нас мало времени. Давай кратко, что у вас произошло.

Я рассказала о нашем пребывании в мешке, о лаборатории, о догадках относительно Отана, о том, как мы вышли наружу и завалили выход. И, наконец, обо всем, что узнала сегодня.

- Ты знаешь, - неожиданная догадка прострелила меня и я резко подняла голову, чуть не дав Сорби в челюсь, - кажется, я нашла парочку Арадеров Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница...

- Ты думаешь, эти ребята...

Я энергично закивала. Все их мелкие обмолвки стали на свои места, едва меня посетила эта мысль. И возраст - с Королевским Даром живут достаточно долго, и то, что Стас женился, а детей не было - не освященный в храме Нери брак не считался законным, а бастардов принцы не плодят. И внешность... теперь я поняла - нет, на Сорби они не были похожи, но вот на Ленси... или некоторых относительно недавно умерших членов семьи...

- Очень похоже!

- Отлично, - расплылся в улыбке Джек, - будет кому Фелицию сплавить... - пошутил он, но тут же сменил тон на серьезный. - А теперь слушай внимательно Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница. Держитесь поближе к вашим новым знакомым. Езжайте с ними в деревню. Ты говорила Вешенки? В Отане сейчас неспокойно - до кого-то из верхушки дошла информация о наших проделках, и нарваться на патруль теперь можно даже в глуши. Предупреди об этом своих провожатых. Пусть найдут вам нормальную одежду. Вы с Люськой скажетесь женами братьев. Можете сидеть тихо, изредка глуповато хихикать и краснеть, лузгать семечки - главное лишний раз не заговаривайте с людьми, чтобы не засветиться. Для Отана прокатит. Жена - имущество мужа. Муж не велит - жена рта не раскроет. Верс пусть прикидывается немым и тоже молчит. Кстати, забинтуй ему туго руки - по привычке может неосознанно Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница начать колдовать. Придумаете что-то - обжег или или поранил или еще что. Неплохо бы и Люське что-то в руки дать - вязание, например, чтобы пальцы занять. Перетерпите денек, я сам вас найду. Ну вот и все, мне пора.

Я недовольно потянула мужчину к себе за воротник. Джек усмехнулся, легонько поцеловал меня в висок, ласково провел по волосам рукой, затем прижал к себе.

- Прости милая. Скоро увидимся, - смотрящие на меня глаза неожиданно потемнели, а рот снова сжался в тонкую линию, как в начале разговора. - И попробуй только за это время еще куда-то вляпаться - на цепь посажу, клянусь Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница!

Я честно пообещала сидеть тихо, ждать и не высовываться, но уже спустя пять минут после пробуждения поняла, что не все так просто...

Глава 9

Разбудил меня Дайк. Едва приоткрыв глаза, я поняла, что утро совсем раннее - только начало светать. Чего, спрашивается, в такую рань подрываться? Вопрос задать я не успела - молодой человек мигом прикрыл мне рот одной рукой и покачал головой.

- Могу читать по губам, - неслышно произнесла я, практически уверенная, что почти все актеры тоже владеют этой способностью. Дайк кивнул.

- Надо быстро собираться, - так же, не проронив звука, ответил мужчина. - Стас ходил в разведку. В Вешенках церковники. Перехватили Ганса Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница - это в его дом мы собирались вселиться, теперь ждут нас. Как удачно вы вчера нас задержали, а то как раз на патруль бы нарвались. У нас пара-тройка часов в запасе, прежде чем они догадаются прочесать окрестности.

Я кивнула и бесшумно поднялась на ноги.

- У нас есть шансы уйти?

- Если с ними нет охотников, то более чем. А если есть, - мужчина запнулся, грустно посмотрев на меня.

- Все так плохо?..

- Ну не так чтобы... Но сложнее от слежки избавиться. В общем, - Дайк нервно провел рукой по волосам, - для начала не мешает убраться подальше отсюда. Разговоры потом. Ты двигаешься тихо, помоги нам собраться. Твоих Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница друзей позже разбудим.

Я шустро включилась в работу, оставив на потом все вопросы и выяснения. Мы дружно побросали вещи в телегу, уничтожили следы лагеря. Дайк аккуратно перенес моих друзей на телегу. Стас придержал лошадь. Последняя, кстати, тоже за все время не издала ни единого звука - не иначе эмпатия у ребят не только на людей распространяется. Или свойство дара... но о таких вещах спрашивать не принято.

Все заняло лишь несколько минут. Стас едва слышно щелкнул вожжами, повозками тронулась, и мы с Дайком запрыгнули в нее уже буквально на ходу. От избытка адреналина стучало в висках. Телега показавшаяся Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница мне вчера полуразваленной доходягой, на удивление легко и бесшумно катилась. Да и лошадь словно подменили - бодро рванула вперед, будто и не везла целый воз барахла и пятерых человек в придачу. Я только головой покачала. Может у нее тоже актерский Дар, как и у хозяев? Мысленно хихикнула - шутка отвлекла меня от мрачных предчувствий.

Вознице мешать разговорами не стоило, поэтому я повернулась к Дайку, рассказав о беседе с Сорби и о том, что теперь везде небезопасно. Конечно, мое предупреждение запоздало, но все же... И только сейчас, вспомнив о ночном разговоре, я запоздало сообразила - а ведь Джек собирается в Вешенки! Сердце пропустило удар Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница. Конечно, Сорби не дурак, и просто так поймать себя не даст, особенно пока будет один, но... противная мыслишка "а если" навязчиво выедала мозг, перехватывая дыхание и сбивая сердце с ритма. "Не буду думать о плохом!" - раз за разом твердила сама себе, и ничего не могла с собой поделать. "Прости, Джек", - очередной раз запоздало принялась я каяться, - "вот выберемся отсюда и все. Никогда! Никогда больше не буду собой рисковать! Никогда больше не дам повод за меня волноваться. Дома буду сидеть и крестиком вышивать!"

А потом вдруг как отрезало. Беспокойство схлынуло, словно вода уходящая с отливом, мозг мгновенно прояснился. Я с удивлением помотала Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница головой и только тогда заметила, как улыбается Стас, поглядывая на меня через плечо.

- Помогло?

Так вот чьих рук дело. Я благодарно кивнула.

- Прости, что вмешался, - продолжил молодой человек, - но ты так фонила своими переживаниями, что самому впору идти вешаться.

- Ох, - только и смогла произнести я. Да уж - они то на себе все мои самобичевания ощутили. Ладно, я позже обо всем этом подумаю. Затем наткнулась на язвительную усмешку Дайка и прочла в ней недосказанное - а еще меня любой эмпат за несколько километров учует. И любой охотник. Что же... не знаю, как правильно прятать эмоции, однако честно попыталась Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница расслабиться и очистить мозг от лишних мыслей. Сначала представляла, что внутри моей головы воздух, чистый и прозрачный, затем что я вся легкая и невесомая, словно ветерок. В какой-то момент и правда почувствовала, как все мысли и эмоции запрятались куда-то глубоко внутрь меня. Постаралась запомнить это ощущение, после чего провалилась в спокойный крепкий сон. На этот раз без каких-либо сновидений.

Разбудила меня непонятная возня. С трудом разлепив глаза, я удивленно проследила, как оседает в телеге Верс, потерявший сознание от массивного кулака Стаса, как неестественно бледно и напряжено лицо Дайка, уставившегося в одну точку, как бесшумно наш возница Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница взлетает обратно на телегу, ловко щелкая вожжами, и наша тихая лошадка мгновенно переходит на галоп... И все это в почти абсолютной тишине. Спустя минуту, повозка на полном ходу сделала резкий поворот, отчего я чуть не вывалилась наружу, и въехала прямо в лес. Скорость не уменьшилась - кусты словно сами расступались перед нами и смыкались позади. Снова поворот и бешенная скачка. Я вцепилась в край телеги, на секунду оцепенев от страха. Только перевела дыхание - опять рывок. Очнулась лишь спустя несколько километров, когда наша "колесница", наконец, остановилась посреди леса. Стас шумно выдохнул, утерся тыльной стороной руки и обернулся у нам. Дайк тоже неожиданно захрипел Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница и обессилено завалился рядом с Версом. На лбу испарина, по скуле стекают крупные бисеринки пота, грудь тяжело приподнимается в такт дыханию. Что происходит?

Я перевела вопросительный взгляд на Стаса, но спросить ничего не успела. До меня дошло... Обернулась обратно - Верс... Дайк... я... Стас... снова Верс... Целую секунду я отказывалась верить глазам...

- Где Люська?! - заорала я, чувствуя как меня захлестывает ярость пополам с отчаянием. В надежде, что я ошиблась, что девушка все еще спит, просто ее не видно, я с неожиданной силой разбросала одеяла и тюки, лежащие сверху. Ничего. Подняв полные слез глаза, интуитивно чувствуя беду, я бросилась с Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница кулаками на Стаса. - Я не поняла, где Люська?!

Кто-то перехватил меня сзади, не пуская и не давая брыкаться, повернула голову - Дайк. Только что чуть ли не трупом лежал. Откуда только силы взялись? Попыталась вывернуться и врезать еще и ему. И в этот момент меня просто смело ментальной волной пришедшей с обеих сторон, от обоих братьев. Вот как - чем не успокоительное? Я, глухо застонав, сползла на землю и села, тяжело привалившись к колесу. Рядом свалился Дайк, выглядя еще хуже чем раньше - теперь из носа текла тонкая алая струйка.

- Успокойся, - тихо прошептал он. Успокоиться? Куда уж дальше... после их Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница то воздействия...

- Хорошо, - вяло отозвалась я, - рассказывайте... Что случилось, где Люська, и зачем вырубили Верса?

Стас медленно подошел к Дайку, наклонился, заставляя выпить мутной зеленоватой жидкости. Тот сделал несколько глотков из полупрозрачного пузырька и отвел руку брата.

- Достаточно, - тихо проговорил он и снова обмяк.

- Я. Хочу. Знать. Где. Люська, - громко отчеканила я, видя, что мои попутчики старательно прячут глаза, глядя куда угодно, только не на меня. Кажется, снова начинаю срываться в истерику. - Ну?! Вы мне скажете что-нибудь?!

- Да, - Стас присел рядом, сорвал тонкую травинку с метелочкой на конце, секунду повертел в руках и с раздражением выбросил. - Нет больше Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница Люськи...

- Нет? Что значит нет?! - я подскочила, уставившись в упор на своего собеседника, словно ища ответ в его глазах. Затем схватила за плечи и хорошенько встряхнула. - Этого не может быть! Я не верю. Слышишь?! Не верю! Она ведь не погибла?!

Мужчина спокойно отцепил мои пальцы, впившиеся ему в руки, и вздохнул.

- Нет, - медленно выдохнул он, и тут же добавил, - она попалась, а это гораздо хуже... - Стас проигнорировал мой полный надежды взгляд, - да, пусть бы лучше она погибла.

- Да что ты такое говоришь! - прервала я пессимистичную речь. - Перестань немедленно! Пока она жива, есть шанс ее спасти, - в моей голове мгновенно Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница принялись возникать вопросы. - Кто ее поймал? Куда повезут? И вообще, что произошло? Ты можешь толком рассказать? Надо продумать план, как мы будем ее спасать.

- Не знаю, кого ты имеешь в виду под словом "мы", - холодно произнес сбоку Дайк, очередной раз с трудом приподняв голову, - но на нас с братом особо не рассчитывай. Храбрость, конечно, похвальна, зато глупость наказуема.

Я примолкла. Хотелось огрызнуться, но не стала - Сорби сказал бы то же самое. Я будто въяве услышала знакомый ехидный голос: "Тебе плохо оттого, что Люську поймали? Наверное, тебе станет легче, если вдобавок к ней еще поймают Верса и Дайка со Стасом? А уж как Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница здорово себя почувствую я, если что-нибудь случится с тобой! " От злости и бессилия я с силой врезала кулаками по земле, потом не удержалась и пару раз побилась о нее же головой. Как ни странно - полегчало.

- Ладно, - примирительно пробормотала я, поднимаясь, - можно хоть узнать, как все произошло?

А произошло следующее. После того, как я уснула, братья еще пару часов двигались вперед, пытаясь совмещать быструю езду с постоянным сканированием пространства. Наконец, решив, что отъехали достаточно далеко, и что возможная слежка осталась позади, ребята притормозили. Необходимо было сделать небольшой привал - и лошади дать отдохнуть, и самим дух перевести. Нашли небольшую полянку Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница сбоку от дороги и свернули туда.

В это же время поблизости, как оказалось, ошивался достаточно крупный патрульный отряд, включающий в себя помимо стражников еще несколько охотников и церковников. Нет, не из Вешенок, от тех мы как раз оторвались. Почему ни Дайк ни Стас их не засекли, осталось неясно - видимо, кто-то хорошо прикрывал. Впрочем, все могло обойтись - если бы нам повезло, мы бы спокойно разминулись во времени и пространстве и поехали дальше в разные стороны. Но не вышло. Сначала проснулась Люська, сползла с телеги и отправилась по надобности в ближайшие кусты. Следом за ней проснулся Верс и Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница... братья не могли сказать наверняка, но, кажется, спросонья Верс не понял, где находится и пытался колдовать.

То, что нас окружили, мои спутники осознали практически сразу - все-таки всю жизнь скрываются. И рефлексы уже отработаны. Дальнейшее заняло считанные секунды. Сдавленно взвизгнула Люська. Верс, мгновенно сообразивший, что подруга в беде, собрался прыгать с телеги, но на взлете встретился с кулаком Стаса и свалился обратно. Ребята вскочили в повозку и с места пустили лошадь в галоп. Дайк на время погони удерживал вокруг нас ментальный щит, не давая возможность эмпатам чувствовать нас, и несколько перенапрягся. А Стас правил нашим транспортным средством, его Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница мастерство я оценила ранее - подобной бешенной скачки в моей жизни еще не было.

Устало прикрыв глаза, я слушала рассказ. Да, наверное, братья правы - если бы они замешкались, пытаясь вытащить мою подругу, мы все бы там остались. А с другой стороны... я понимала, что не смогу просто сидеть в неизвестности и ждать невесть чего, пока там... Не удержавшись, тихо шмыгнула носом. Да и Верса на месте не удержишь, особенно если и правда пытался магичить, а значит, станет винить себя... разве что постоянно его держать в бессознательном состоянии. Хорошо бы Сорби дождаться, но он появится в лучшем случае завтра, да и то не Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница факт - меня теперь еще найти надо...

Кстати, хороший вопрос - а что вообще делают с пойманными, и сколько у меня есть времени? Я тут же его озвучила.

- Ее повезут в резервацию, - начал Дайк и, заметив мой вопросительный взгляд, объяснил, - это место такое, примерно в центре Отана. На карте выглядит неровным кругом с диаметром около десяти километров. Там размещаются основные правительственные силы. Да-да, именно там, а не в столице. У нас есть подозрение, что на территории резервации можно колдовать. А дальше... - Дайк умолк, собираясь с мыслями, - даже не знаю. Магов у нас давненько не бывало. Для начала выбьют Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница из нее всю доступную информацию, в том числе о нас. И это плохо. Потом, скорее всего, убьют. Хотя... мага могут заставить сотрудничать или на опыты отправят.

- На какие опыты?.. - непонимающе переспросила я. Парни невнятно пожали плечами.

- Слухов ходит много, а что из этого правда, трудно сказать...

- И как быстро ее довезут до этой резервации?

- Максимум к вечеру, если поторопятся. А скорее всего даже раньше.

Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 4 | Нарушение авторских прав


documentaynrpnt.html
documentaynrwyb.html
documentaynseij.html
documentaynslsr.html
documentaynstcz.html
Документ Осинская Олеся: другие произведения. 38 страница